у людей индивидуальны, а, следовательно, строго индивидуальны и их смыслы. У одного человека высшая ценность – спасти , которой грозит опасность. У другого человека высшая ценность – спасти себя самого от всяких напастей. Логика их поступков будет противоположна, как небо и земля. Один в критических ситуациях плевать хотел на свою ради чужой, а второй – на чужую ради своей. И оба – будут правы. И оба будут крутить пальцем у виска и показывать друг на друга пальцем. Поглядите, дескать, добрые, на этого безумца.

Если ценности труднодостижимы или неудовлетворимы вовсе, то смысл вашей деятельности (в частности) и «смысл жизни» (в целом) начинает трещать по швам. Тогда мы делаем попытку «анатомировать» свои ценности смысловыми вопросами.

В таком случае, ничего удивительного в том, что логотерапия («терапия смысла жизни») создана Франклом на основе концлагерного опыта. Концлагерь не лишал человека смысла жизни (это невозможно). Но он лишал человека всех его ценностей: как индивидуальных, так и общечеловеческих. А без ценностей смыслу просто неоткуда взяться.

Как я сказал выше, не нужно путать ценности и убеждения. С другой стороны, есть ещё понятие потребностей (потребность в еде, безопасности, и прочие), которые легко можно спутать с ценностями. Не искушайтесь, друзья мои. Это не одно и то же.

Incoming search terms: